Воспитывая ребенка, представьте, что вам подкинули инопланетянина…

0

Родители часто спрашивают- как сделать, чтобы ребенок был "нормальным"? Психолог Анастасия Рубцова считает, что НИКАК.

Иногда я выступаю в роли капитана Очевидность, задумчиво говорящего: «Не приходило ли вам в голову, что вода в море солона?». И мне самой ужасно смешно от этого, но вот не могу удержаться.

Родители детей всех возрастов все время спрашивают — как бы сделать так, чтобы он перестал быть «ненормальным», а стал «нормальным».

Он робкий и боязливый, как бы сделать так, чтобы он был активным и жизнерадостным, и умел дать сдачи самому сильному мальчишке в классе?

Он активный и агрессивный, как бы сделать так, чтобы он полюбил читать и перестал драться?

Он боится быть первым, предпочитает держаться в тени, как бы воспитать у него лидерские качества?

Он лезет затычкой в каждую дырку, как бы сделать его поосторожнее или хотя бы не таким надоедливым?

Он боится насекомых, что нужно сделать, чтобы он не боялся?

Он не любит заниматься спортом, как заставить его полюбить?

Как заставить его разлюбить бананы и шоколад, а полюбить брокколи?

И так далее.

И я каждый раз (со всей осторожностью, потому что я ведь все-таки не детский психотерапевт) отвечаю: никак.

Никак.


Никак.


Никак.

Мне кажется, во всех этих историях с детьми лучше всего представлять, что в дом подкинули инопланетянина. Допустим, у него зеленая кожа, покрытая нежной слизью, восемьдесят присосок, а питается он яблочными огрызками. Или у него густая сиреневая шерсть, глаз на ноге, а ест он обувной крем. Или он летает и время от времени может становиться невидимым.

И нет никакого смысла приводить инопланетянина к норме, потому что «нормы» для инопланетян не существует. Но есть очень много смысла в том, чтобы изучать, какая именно модификация досталась вам. А то можно страшно за… измотаться, перекрашивая сиреневую шерсть в зеленый, а она потом снова вырастет сиреневее некуда. Жизнь положить на попытки изменить структуру личности, пытаясь научить того, который с присосками – летать, а того, который летает – рыть подземные ходы. Но в итоге все, что вы получите, это надгробная плита с надписью «И я благодарю богов за мой непокоренный дух», или как там у поэта.

В примере с инопланетянином особенно хорошо заметно, что скромная, но посильная задача – это адаптировать его к миру, чтобы он запомнил, что кошек есть нельзя, а переходить дорогу лучше на зеленый свет. И по возможности адаптировать мир к нему, смягчая удар, а не усиливая. Пусть к тому моменту, как перед ним разверзнется бездна отношений с одноклассниками и школьными учителями, с тещей или свекровью – он будет готов.

Можно корректировать поведение. Но личность — нет.

А поведение иногда прямо нужно корректировать, честно говоря. Не ожидая, пока из симпатичного-кусачего-царапучего вылупится Чужой, терроризирующий семью и класс.

(отдельный и всегда интересный вопрос – насколько возможно скорректировать поведение, но тут вы удивитесь, скорее всего)

Никак не получится из жадного сделать щедрого (да и не такая уж это плохая штука – жадность, когда это, например, жадность к знаниям). Из трусишки – лидера, из лидера – тихого мечтателя, из мечтателя – спортсмена, и так далее. Иногда что-то само прорастает с годами, кора больших полушарий все-таки дозревает меееедленно, лет до 20 я бы не теряла надежды. А иногда ничего и не прорастает.

И так мы плавно подбираемся к еще одной, ужасно трудной родительской задаче – морщась, смириться, что ребенок это всегда в чем-то разочарование. А временами прямо большое, болезненное разочарование. Но разочарование в ребенке – такая штука, в которой и признаться-то себе в нынешнем мире бывает очень сложно, не то что как-то его перетерпеть.

Поэтому все-таки – как бы так сделать, чтобы он это самое?

Источник: Анастасия Рубцова/Фейсбук

Источник

автор статьи

Автор этой статьи слева на изображении.

Оставить комментарий

проверка антибот


Яндекс.Метрика